Капитан Владимир Мартусь и его воплощенная мечта — фрегат Штандарт

«Мечты прекрасны воплощеньем» 
Девиз корабля и команды
— Он долго рождался-придумывался, пока мы сами осознавали, для чего нам это всё вообще. Именно такая формулировка, на наш взгляд, лучше всего описывает, как и зачем мы живём. По‑ английски девиз звучит несколько иначе: «Life is what you make it» –
Жизнь такова, какой её делаешь ты сам.
Не нашлось более благозвучного сочетания, чтобы рассказать нашим англоязычным друзьям про «мечты» и «воплощение».
Из интервью с Владимиром Мартусем
Есть Мечты, исполнение которых зажигает свет в душах всех людей, волею судьбы соприкасающихся с ней. Сама эта мечта, ее история и создатель или создатели притягивают внимание, вдохновляют и будят в душе что-то сокровенное.  Об одной из них я вам сейчас расскажу.
История создания фрегата Штандарт – это история об уникальном корабле, который является воплощенной мечтой уникального человека Владимира Мартуся. Мечта эта  оказалась близка и созвучна сотням неравнодушных людей, которые подхватили ее и помогли ей воплотиться в реальность.

ВЛАДИМИР МАРТУСЬ И ЕГО МЕЧТА

 

Информация с личной страницы Владимира Мартуся:
Единственный способ познать границы возможного — выйти за эти границы.
О себе: Чуть-чуть учился
потом много гонялся (виндсерфинг и т.п.)
потом много учился, но уже сам по себе
теперь гоняюсь за несбыточным, за высокой мечтой, что-ли…
Источник: https://captain-mart.livejournal.com/profile
Владимир Мартусь родился в 1966 году в Ленинграде. Любовь к морю и кораблям он унаследовал от отца – Вячеслава Алексеевича Мартуся, который закончил судостроительный техникум и много лет работал в Ленинградском кораблестроительном институте.
Владимир пошел по стопам отца и закончил Ленинградский кораблестроительный институт (сейчас Петербургский Морской Технический университет).
Секция виндсеpфинга с четыpнадцати лет пpиКоpаблестpоительном институте, куда меня пpивел отец, ну а с отцом до этого лодочки пpоектиpовали, мечтали свой катеp или яхту… Hу, не сложилось, в семидесятых-восьмидесятых непpосто это было. Коpабелка шесть лет, тpи года аспиpантуpы, сеpьезные гонки на уpовне города и Союза, pаз пять или шесть чемпион города, четыpе года минимум подpяд чемпион Союза, а после чемпионата миpаpешил — хватит, поpа чем-то сеpьезнымзаняться. Такой проект мог стать именно тем, в чем я смог бы в жизни себя проявить.
С детства Владимир мечтал построить настоящий парусник, и шел к своей мечте долгие годы.
В восьмидесятых годах был участником клуба путешественников «Полярный Одиссей». Клуб занимался изучением поморской морской традиции и создавал копиитрадиционных северных судов: ладей и кочей. В 1989 году Владимир в качестве старшего помощника капитана коча «Помор» участвовал в 3000-мильном переходе сразу по четырем морям – Белому, Баренцевому, Норвежскому и Гренландскому — к архипелагу Шпицберген.
Через год на этом же судне он совершил плавание вокруг Скандинавии. Условия этих плаваний были такими же, как у древних мореходов: на небольшом 12-метровом суденышке отсутствовали двигатель, электричество, какая-либо связь с внешним миром. Это была первая подобная экспедиция в России.
Полученные в клубе опыт и знания дали Владимиру Мартусювозможность приступить к осуществлению своей детской мечты – постройке настоящего парусника. Для получения опыта кораблестроения и эксплуатации исторического парусного корабляВладимир решил воссоздать небольшую шхуну семнадцатого века «Святой Петр». Корабль был построен по заказу и при непосредственном участии Владимира Мартуся на петрозаводской верфи деревянного судостроения и спущен на воду в 1991 году.
«Четыре года я проплавал на «Святом Петре» — были мы во Франции, Лондоне, Германии, посмотрел все европейские морские музеи, много схожих кораблей облазил сверху донизу. И вернувшись в Питер, я уже знал, что мне делать дальше»,- рассказывает Владимир.
Пришло время более масштабного проекта. Владимир Мартусь решил воссоздать в натуральную величину первый русский фрегат «Штандарт», построенный Петром Первым в 1703 году.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
Знаете, в 90-х годах в Петербурге исчез последний из парусников. Это был ресторан «Кронберг». Хоть и ресторан, но все-таки это был настоящий парусный корабль. И когда его увели в ремонт и потом разобрали, морская столица осталась вообще без парусных кораблей на берегах Невы, и было ясно, что должно это когда-то появиться. Должны снова появиться парусники на Неве. И в 1991-м году моя первая проба была — построили шхуну — называлась «Святой Петр», маленький кораблик, 17 метров длиной, но как раз для того, чтобы научиться строить парусники, деревянные, большие. Пять лет мы ходили по Европе, и в Петербурге здесь набрались опыта, и потом, продав тот маленький корабль, набрали небольшие средства, чтобы начать большой проект воссоздания «Штандарта». У «Штандарта», наверное, самая интересная история, из парусников российского флота. Он был построен по чертежам Петра Первого в 1703-м году. То есть, Петр только-только вернулся из великого посольства в Англии и Голландии, набравшись новых знаний, усвоив уроки и английской, и голландских кораблестроительных школ, он спроектировал «Штандарт», который был выдающимся парусником по тем временам, с очень мощным артиллерийским вооружением, очень хорошим парусным вооружением, всего за 6 месяцев «Штандарт» был построен на реке Свирь, сейчас это Лодейное поле, и Петр, как капитан, сам привел его в Петербург в сентябре 1703-го года. 
ИСТОРИЯ ШТАНДАРТА
Штандарт Петра I на старинной гравюре
Первое боевое крещение фрегат получил в 1705 году, когда шведский флот предпринял попытку прорваться к молодой столице. Как видно из «росписи кораблям, которые были в баталии со шведами при Кроншло-те», «Штандарт», усиленный 6-фунтовой артиллерией, под командованием капитана Де-Ланга отважно держал оборону.
В последующие военные кампании фрегат охранял Невское устье, но уже в 1709 году адмирал Крюйс признал его ветхим и, с согласия Петра, определил в ремонт. Видимо, сказалась спешка в строительстве первого балтийского фрегата, не исключено, что материалом ему послужил сырой, невыдержанный лес.
Весь 1711 год «Штандарт» находился на верфи петербургского Адмиралтейства.
Весной 1712 года обновленный «Штандарт» начал свою вторичную службу на Балтийском флоте, а через семь лет его поместили на почетную стоянку у Петропавловской крепости. Здесь, по указу, он должен был «храниться вечно как первенец флота и памятник отечественного кораблестроительного искусства».
Однако благородным намерениям Петра не суждено было сбыться: к царствованию Екатерины I корабль настолько обветшал, что его пришлось разобрать. В 1727 году императрица предоставила Коллегии следующий указ: «В память его имени, какое Его Величеством Петром I было дано, заложить и сделать новый».
Спустя 270 лет нашелся человек, который взялся выполнить забытый указ императрицы.
ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ
Девяностые годы – не самое благоприятное время для такой затеи. Однако Владимир Мартусь принимает решение начать строительство на свой страх и риск без какой-либо финансовой поддержки со стороны. Первые деньги для строительства принесла продажа в Европе шхуны «Святой Петр», которая впоследствии засветилась во всех трех частях фильма «Пираты Карибского моря», а сейчас катает туристов.
«Штандарт» был заложен 4 ноября 1994 года тремя единомышленниками: Владимиром Мартусем и двумя его друзьями.

Владимир Мартусь в начале строительства Штандарта

Остов корабля
Фрегат во времена Петра был построен за пять месяцев силами примерно пятисот человек. При Петре I строительство кораблей было государственным делом и финансировалось из царской казны. В строительстве участвовало множество людей по все России: в одной губернии заготавливали лес для будущего корабля, в другой отливали пушки и шили паруса.
Строительство его «потомка» на добровольных началах растянулось на долгих шесть лет.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
«Начинали мы втроем, через год нас было уже шесть человек, еще через год – около двенадцати. То есть, команда каждый год удваивалась. Иногда я оставался совсем один на пустыре у Смольного, где строился «Штандарт». Но все эти годы меня поддерживала мысль, что всякое счастье надо выстрадать. То, что достается даром, никогда не ценится».
«Красивый корабль, хоть и небольшой по размерам — 34 метра длиной, 220 тонн водоизмещения. Это, кстати, тоже было нам на руку. Мы понимали, что слишком большой проект не потянем. Ведь я и двое моих товарищей тогда только-только заканчивали вуз, и денег у нас не было.
Зато было море энтузиазма и уверенность, что город нас поддержит. Надо сказать, она оправдалась. Власти пустили нас на пустырь в заброшенном парке рядом со Смольным, где мы построили избу-мастерскую. Я нашел историков, которые собрали историю «Штандарта» воедино, сделали модель…
Чертежей именно «Штандарта» не сохранилось, да. Но это судно было первым в серии из девяти кораблей, построенных на Олонецкой верфи. Модели других кораблей есть. Все они друг от друга не сильно отличались, так что их можно было смело брать за основу.
Еще в 1988 году по заказу Эрмитажа историк Виктор Крайнюков собрал разрозненные данные и восстановил облик «Штандарта». А судомоделист Григорий Атавин построил модель фрегата, она сейчас находится в Меньшиковском дворце.
В общем, взялись. Без денег, но с воодушевлением. Двух моих ближайших помощников снарядили на год в Америку учиться кораблестроению. Они поехали в тамошнюю мастерскую, даже не зная английского, но благополучно претерпели все это ученичество. Им там выделяли по 30 долларов в месяц на еду. Они на это жили, еще и обратно привезли по сундуку инструментов. Ну точно как в XVIII веке, когда царь отправлял россиян в Европу постигать корабельное дело!
Ну цветных фотографий Петр Первый нам не оставил, видеозаписью не озаботился и в «Фейсбук» ничего не выложил. Поэтому достоверно мы не знаем, что было у царя в каюте. Но мы пошли по его домам-музеям. Смотрели, какие вещи его окружали, домысливали детали. В конце концов, есть описание быта Петра. Известно, что он был непритязателен, любил простую, но мощную, почти крестьянскую мебель. Помогло и посещение шведского корабля Vasa, единственного в мире сохранившегося парусника XVII века.
Мы в любом случае не смогли бы восстановить все с музейной достоверностью. Потому что все-таки живем в современных условиях. Например, в петровском бюро у нас спрятаны компьютер, радар, спутниковая связь. Ну и туалет у нас современный, разумеется. То есть гальюны сделаны, как в XVIII веке: царский, офицерский и для экипажа (собственно, это две седушки на носу — нравы у моряков тогда были простые). Но мы ими, сами понимаете, не пользуемся.
Скелет корабля сделан из дуба — он весь с санитарных рубок в парках и лесах. Договаривались с лесничими: мы полностью берем на себя уборку леса, который состарился и должен быть вычищен, а они нам за это отдают древесину.

Есть в составе корабля и знаменитый Потемкинский дуб из Таврического сада. Когда решили его сносить, он уже еле стоял — держался на одной коре. Но для нас это не помеха. Дерево ведь гниет снизу, а в верхней части древесина еще отличная. К тому же нам было нужно как раз то, что для обычных плотницких и столярных работ не годится — кривые ветки. Они идеально подходят для изогнутого скелета корабля.
На 44 шпангоута (ребра) весом по две тонны каждый у нас ушло два года.
На обшивку пошла лиственница, причем из Линдуловской рощи, заложенной по приказу Петра Первого. Академики специально для нас отметили 60 лиственниц, которые можно срубить, большая — 48 метров высотой, 1,1 метра в диаметре. Единственное условие — работать зимой, чтобы не повредить поверхность леса. Я сам валил деревья при 26 градусах мороза, по пояс в снегу — опять же, почти как в петровские времена. Потом распилили их на длинные доски (правда не вручную, а на пилораме) и высушили в специальных сушилках.
По большому счету, у нас корабль получился качественнее, чем у Петра Первого. Все-таки тот «Штандарт» был построен за пять месяцев, скорее всего, из сырого леса. И, конечно, не из дуба, а из сосны. Что, впрочем, не помешало ему отслужить свою службу: шведов отогнал от Кронштадта в 1705 году, в нескольких баталиях участвовал. История у корабля была славная, хоть и не очень долгая — всего несколько лет.
Петр Первый издал указ фрегат «Штандарт» хранить вечно «как первенец флота и памятник отечественного кораблестроительного искусства». Он был поставлен в Кронверкскую протоку, где простоял десять лет, после чего подгнил, и уже Екатерина издала указ корабль разобрать, а в его честь заложить новый. Этого не сделали, но имя «Штандарт» впоследствии присвоили еще четырем кораблям российского флота.»
Натуральные пеньковые веревки Штандарта из Голландии.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
Я одно время там (в Голландии) работал на строительстве парусника — тоже копии исторического судна. Потом по старой дружбе заехал к ним в гости. А им как раз в это время пришлось со своего чудесного корабля снять весь натуральный рангоут (то есть все веревочное), а взамен него поставить синтетический. Такое требование выдвинули страховщики. И вот они маялись, куда деть эти замечательные, пропитанные смолой пеньковые веревки. 18 тонн! Я говорю: «Отдайте мне». Они обрадовались: «Забирай!». Прекрасно, но ведь надо было организовать их отправку из Голландии в Питер, причем срочно. Я тут же сел в машину, начал колесить по городу и по какому-то невероятному наитию нашел российских дальнобойщиков, которым предстояло ехать домой пустыми… Так я почти за бесценок получил 18 тонн веревок, сделанных по исторической технологии, руками — точно так, как делали триста лет назад!
Интересная история и с добыванием стали для балласта для киля (это нужно, чтобы корабль был устойчив).
Из интервью с Владимиром Мартусем: 
Дело было в 1999 году незадолго до спуска на воду, когда денег у нас почти не осталось. Я поехал по металлургическим заводам в поисках стали, которая по какой-то причине залежалась на складе и не прошла переоценку. Мне везде говорят: «Нет, вся наша рядовая продукция переоценивается каждый день». «А не рядовое что-нибудь есть?» — спрашиваю. И тут в бухгалтерии вспомнили: Точно, пятнадцать лет назад мы сделали особо чистую сталь, она у нас до сих пор лежит по старым документам». Так мы получили 30 тонн прекрасной, высококачественной стали по цене втрое ниже, чем ширпотреб.
Абсолютно все гвозди, на которые крепилась обшивка, ковались вручную нашей командой в специально сделанной кузне. Паруса тоже сами шили. В общем, вся историческая часть сделана своими руками.
Атмосфера на верфи была дружеская, почти семейная, и она притягивала множество хороших людей. Все они работали на добровольных началах, ни о какой зарплате речи не шло.В строительстве корабля участвовали в общей сложности 600 человек. Это люди — энтузиасты, которым хотелось воплотить в жизнь прекрасную мечту, и им это удалось.
Именно поэтому девиз корабля: 
Жизнь такова, какой её делаешь ты сам.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
Мы подсчитали, что приблизительно за шесть лет собрали материалами, инструментами, пожертвованиями полтора миллиона долларов. Немного для такого проекта, согласитесь. Плюс город не брал с нас деньги за землю и электричество.
4 ноября 1994 года, когда мы закладывали киль, я был уверен, что справимся за два с половиной года. Мол, на нас обратят внимание, нас поддержат… Не получилось. Серьезную поддержку мы стали получать после того, как на верфь пришел посол Голландии в Москве. Ему очень понравилось то, что мы делаем, и он начал рекомендовать нас разным транснациональным компаниям. Так, например, одна известная фирма подарила нам два двигателя по 560 лошадиных сил каждый (без этого сейчас никак). И теперь по машинной мощи мы обгоняем знаменитый парусник «Мир». Но были моменты, когда строили корабль и не на что было купить еды. Хлеб с чаем — нормальный обед. Если гости приходили с печеньем — на верфи был праздник.
Но мы всегда были уверены, что это нужно людям. И подтверждением этому были 40 тысяч человек, которые пришли посмотреть, как «Штандарт» спускают на воду. Колоссальная энергетика! Фрегат ее буквально впитал в себя и теперь отдает людям.
Изначально была идея спустить «Штандарт», как в старину — когда перерубают веревку и корабль соскальзывает в море. Но пока мы строили, город стал делать набережную, и такой вариант стал невозможен. Пришлось задействовать мощный подъемный кран.
Порт предоставил кран «Богатырь-4», но оказалось, что ему не хватает полутора метров глубины. Так-то он подходит к берегу, но если начнет поднимать корабль, накренится и просядет. Капитан очень опасался, но я его убедил: «Все будет хорошо, что-нибудь придумаем». И вот за день до спуска поднимается штормовой ветер, и уровень воды в Неве повышается ровно на полтора метра. Отлично, работаем, заводим стропы, начинаем поднимать корабль, я в это время стою на сцене, рядом губернатор, послы, все говорят торжественные речи… и тут меня крановщик вызывает по рации: «Ветер 17 метров в секунду, я не могу работать, у меня разрешение только до 15-ти». Говорю: «Подожди двадцать минут, сейчас что-нибудь придумаем». И пока мы договариваем со сцены речи, ветер чуть-чуть стихает. Вызываю крановщика: «Ну как?» — «14,5 метров, можем работать!». И «Штандарт» сошел на воду точно по времени, в 17.20 4 сентября 1999 года.
Но спуск на воду — это не финал, а один из этапов. Потом в Галерной гавани началась достройка. Всю зиму работали, а 25 июня вышли в первое плавание.
Корабль разделен на две зоны: историческую (выше пушечной палубы) и современную (то, что находится в трюме).
Выше пушечной палубы историческая достоверность сохранена: все мачты и стеньги, бегучий и стоячий такелаж, шпиль, пушки, декоративное убранство, штурвал и рулевое устройство, трапы и люки сделаны максимально близко к историческим:
«Корпус мы строили строго по петровским технологиям, рангоут и паруса у нас точно, как у Петра I. Спускали мы в точности историческую постройку, только потом вносили некоторые дополнения – это двигатели, навигационное оборудование, спасательное плоты. Таким, если бы Пётр I отдал нам свой «Штандарт», мы бы смогли сделать его таким, какой он у нас сейчас – он бы ничем не отличался».

В трюме, на месте бочек с водой, якорных канатов, пушечных ядер и пороха, разместилось необходимое оборудование – два дизельных двигателя мощностью по 560 л. с., генератор, водоотливные насосы, цистерны, сделана кают–компания,
Первым большим плаванием парусника стал поход по маршруту Великого посольства – по городам и странам, в которых побывал Петр 1 когда учился корабельным делам. «Штандарт» с 40 членами экипажа, в числе которых были строители судна, члены клуба юных моряков, волонтёры, зашел в порты Польши, Голландии, Англии и Австрии. На паруснике были организованы экскурсии, на которых подробно рассказывали о путешествии Петра.
С 2005 по 2009 года «Штандарт» принимал участие в празднике выпускников «Алые паруса», что было очень символично: ведь парусник «Штандарт» полностью соответствует главной мысли феерии Александра Грина «Алые паруса»:
«Чудеса нужно делать своими руками».
Штандарт под алыми парусами
К сожалению, из-за возникших юридических сложностей, о которых я расскажу дальше, Штандарт уже несколько лет вынужден находиться вдали от родных берегов.
Владимир Мартусь очень сожалеет о том, что Штандарт больше не имеет возможности участвовать в праздновании дня выпускников: 
«Думаю, что то воодушевление, которое испытали выпускники, горожане, на порядок выше, чем, когда по Неве идёт шведский парусник, который теперь несёт алые паруса на празднике. Это эмоциональный пик – мы, петербургские ребята, мечтали о корабле, строили его своими руками и вот он – достижение цели очень важно. Мечта осуществима.
ОСНОВНАЯ ИДЕЯ ПРОЕКТА

«Штандарт» задумывался не только как парусное судно для украшения города. Главная задача фрегата — быть учебным кораблем.  Проект создавался прежде всего для воспитания подрастающего поколения через приобщение молодежи к парусному спорту и прекрасно выполнял эту роль, привлекая к походам по морям подростков в том числе и с непростой судьбой, показывая им другую жизнь, формируя в них веру в себя, в свои силы, в людей и в окружающий их мир.
Как было: 
«Цель пpоекта — воспитание молодых людей, тех кто поведет нашу стpану в будущее — знающими, сильными, целеустpемленными, способными пpеодолевать тpудности,  pаботать в коллективе, уважать самих себя и истоpию своей Родины.»
«Наша «целевая аудитория» – молодые люди в возрасте 15-25 лет. Прежде всего, юные петербуржцы должны по-настоящему хотеть попасть на «Штандарт». Должны знать историю корабля. Причем, всю информацию необходимо найти самостоятельно в библиотеке или в Интернете. Обычно приходит более 400 человек. Им предлагается поучаствовать в работах по подготовке корабля к навигационного периоду (это примерно по 10 часов в неделю). Это вахты, работы на камбузе. Ребята конопатят и заливают смолой борта, красят палубу, ремонтируют мачты и паруса – в общем, делают то, без чего корабль не выживет. Стоит отметить, что нас поддерживает Комитет по молодежной политике Правительства Петербурга».
Заинтересованные ребята и девчонки совершенно бесплатно участвовали в плаваниях корабля.
Для многих молодых людей работа в коллективе проекта «Штандарт» стала путевкой в жизнь. Многие из «штандартовцев» тех лет и сегодня поддерживают связь с любимым кораблем. И хотя далеко не все из них связали свою последующую судьбу с морем, приобретенные личностные и профессиональные навыки, умение работать в команде и в то же время, при необходимости, принимать самостоятельные решения – пригодились в жизни каждому из них. А еще участие в таком проекте – замечательное средство воспитания в молодежи патриотизма. Настоящего патриотизма, который живет в сердце, без пафоса и громких лозунгов. Ведь Штандарт – это воплощенная история – мост от славного прошлого времен Петра I к настоящему. Преемственность поколений.
Так было, пока не возникли юридические сложности.
ЮРИДИЧЕСКИЕ СЛОЖНОСТИ ШТАНДАРТА

В мире тoчныx кoпий кopaблeй XVIII вeкa oчeнь мaлo. Kaждый oбoшeлcя в кучу дeнeг, кaждый cчитaeтcя у ceбя в cтpaнe нaциoнaльным дocтoянием. К сожалению, чиновники нашей страны «Штандарт» нашим национальным достоянием не считают и, вместо содействия и всяческой поддержки воплощенной мечте, «ставят палки в колеса».
Лучше самого Владимира Мартуся о внезапно возникших препятствиях никто не расскажет:
До 2007 года у нас был судовой билет Государственной инспекции по маломерным судам (ГИМС), и мы совершенно законно ходили по всем регатам. Потом ГИМС почему-то снял нас с учета. А у меня уже было заявлено участие в очередной регате. Встал перед выбором — или идти в суд бодаться с инспекцией с непонятным результатом, или срочно предпринять что-то другое. Я добился того, что нас поставил на учет Речной регистр. И даже дал разрешение ходить до Выборга. Сейчас я понимаю, что это был широкий жест, но тогда я его не оценил. Нам-то надо было идти через Северное море. То есть, если бы я не стремился на регату, мы могли бы катать пассажиров и зарабатывать деньги в Маркизовой луже Финского залива. Но я в спортивном угаре этого не осознал и решил, что раз регистрация ГИМС аннулирована незаконно, мы сейчас пойдем в море, а затем вернемся и доспорим.
Сходили на регату, а когда вернулись Речной регистр на нас обиделся: разрешение-то было выдано только до Выборга. Думаю, что нам решили устроить показательную порку. Не успели мы пришвартоваться, как на борт нагрянули пять комиссий: что с пожарными средствами, что со спасательными — все по списку. И предписание: «Запретить эксплуатацию до устранения несоответствий». А что за несоответствия, никто толком объяснить не может.
Дальше по нарастающей: нам стали запрещать выход в Неву, несмотря на то, что в 2005-2007 мы участвовали в «Алых парусах». В 2008-м на «Алые паруса» вместо нас пошел «Юный балтиец»…
Думаю, что сегодня я во многих вопросах повел бы себя более гибко и дипломатично. Но тогда молод был, горяч. Мы даже выиграли суд у представителя Ространснадзора, который называл нас «грудой гнилых дров». Любви чиновников это нам, как вы понимаете, не добавило.
В конце концов я сказал, что, раз все так плохо и «Штандарт» небезопасен, я хочу в режиме бревна отбуксировать свою собственность куда-нибудь. Мы наняли буксир и ушли в Котку. Финские власти к нам отнеслись радушно. С 2009 года мы спокойно ходим в Европе, где признают наши яхтенные документы, и пользуемся уважением.
Конечно, все это неправильно, и петровский фрегат должен быть в Санкт-Петербурге. Но я понимаю, что если вернусь в Россию, то чиновники опять учинят какую-нибудь проверку и вспомнят о своих нелепых предписаниях об «остановке эксплуатации до устранения несоответствий».
Но, вы знаете, за кадром один из чиновников сказал мне: «Что бы ты ни делал, у тебя все равно ничего не получится». Формальная претензия со стороны Речного регистра: деревянный корабль должен быть обработан негорючими пропитками, докажите нам, что он не загорится. У нас есть документы на материалы, сертификаты на краски, препятствующие возгоранию, но ответ обескураживает: «Нас это не устраивает, придумайте что-нибудь другое». Я не знаю, как с этим бороться, сменить пропитку мы уже не можем.
В мире этот вопрос решается так: если корабль ходит пять лет в акватории безаварийно, то ему присваивают соответствующий класс. Просто потому что он доказал свою безопасность. Мы же вышли в первое плавание пятнадцать лет назад. При этом не сказать, что в европейских странах регулирование проще, чем у нас, если вопрос касается перевозки пассажиров. Но там другое отношение, когда на борту добровольцы. Все понимают, что люди занимаются спортом и осознанно идут на риск.
В Европе мы совершенно спокойно ходим как частная яхта. В России же вопрос спортивных яхт не решен. Поэтому на весь Питер — две сотни яхт. Для морского города это ничтожно.
Очень хочется наконец найти конструктивное решение этой проблемы. Как мне кажется, вполне достойный вариант — уполномочить Всеросийскую федерацию парусного спорта официально проводить технический надзор над некоммерческими парусными судами и яхтами. Контроль бы проводился специалистами, и для развития парусных видов спорта условия стали б лучше. Просто, быстро, и ответственность — не на чиновниках, а на общественниках.
Думаю, необходимо на законодательном уровне признать, что есть исторические корабли, которые заслуживают отдельного подхода. Тогда можно было бы разработать специально для них собственные нормы безопасности.
Я очень хочу, чтобы «Штандарт» мог возвращаться в Петербург, выходить в другие страны и снова возвращаться. Фрегат Петра должен быть в городе Петра. Это очевидно! Ведь было же время, когда мы участвовали в городских праздниках, и все были нам рады.

Мы все равно ходим и будем ходить под российским флагом. Нам неоднократно предлагали «сменить гражданство», но я не представляю ситуацию, чтобы голландский или немецкий флаг был поднят на петровском корабле, с которого начался весь Балтийский флот.

 

 

 

Насколько мне известно, до настоящего времени проблема с регистрацией корабля не решена и «Штандарт» — фрегат Петра I под российским флагом, вынужден оставаться за пределами территориальных вод Российской Федерации просто потому, что нет у нас законов для таких парусников. Парусник есть, а законов нет, и никто не спешит их принимать и делать исключения даже для воплощенной мечты. Но те, кто любит Штандарт не теряют надежды…
«ШТАНДАРТ» В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ

Фpeгaт «Штaндapт» в 2009 гoду вышeл из poдныx тeppитopиaльныx вoд и c тex пop нe зaxoдил дoмoй — пo нынeшнeму зaкoну иcтopичecкoe деревянное cуднo нe мoжeт экcплуaтиpoвaтьcя нa тeppитopии Poccии. Бoяcь быть apecтoвaнным нa Рoдинe, фpeгaт cкитaeтcя пo пopтaм дpугиx гocудapcтв. «Штaндapту» вeздe, кpoмe Poдины, paды, вcюду пpиглaшaют, дaют бecплaтную cтoянку, пoмoгaют c ремонтом.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
-За исключением больших портов, приход «Штандарта», это событие. Подобных кораблей в мире три-четыре. Когда настоящий парусник 17-ого века заходит в порт, это всегда повод  для руководства города встреть корабль, посетить его и пообщаться. К этому я привык. В нашей кают компании на стенках места свободного нет от плашек с гербами городов, которые нам дарят в местах остановок. Потому встречи с руководством и мэром города, для нас – привычная и приятная ситуация.
А еще «Штандарт» активно принимает участие в международных морских регатах, фестивалях, киносъёмках.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
-Есть несколько очень крупных традиционных фестивалей, которые проходят раз в четыре, пять лет, контракты на посещение таких фестивалей заключаются надолго вперёд. Это ключевые события, которые «Штандарт» обязательно посетит. Во Франции – Брест, в Германии Бременхафен, в Голландии – Амстердам. Кроме этого пройдет еще несколько морских фестивалей, в которых корабль примет участие. «Штандарт» – уже известный «артист» и получает приглашения за несколько лет вперёд. Деньги, на которые содержится корабль – это прежде всего гонорары артиста за участие в фестивалях парусников. Потом, когда скелет плавания сформирован, мы насыщаем его заходами в другие интересные порты, города, страны по маршруту и формируем уже тот маршрут плавания, который вы и наши практиканты видите на  сайте проекта и принять участие в плавании. Путешествия проходят в режиме типовой недели на борту, хотя я думаю, стоит развернуть программу дней на десять. Глядя на то, с какими слезами практиканты уезжают с борта, стоит сделать программу на несколько дней больше.
-Поскольку таких кораблей как «Штандарт», в мире немного, и когда делаются  фильмы с морской тематикой,  мы получаем предложения на сьемки. Совсем недавно фрегат снимался в новом голландском 3D фильме «Новая земля», про плавание Баренца, про его несчастливую зимовку. Это было серьезное мероприятие, снимать на движущемся корабле в 3D достаточно сложно. Морские сьемки получились отлично, хотя в целом к фильму я отношусь критично. Мы снимались в российском сериале «Записки экспедитора тайной канцелярии», вфильме «Слуга государев», в общем в нашей копилке  большое количество фильмов, все уже не вспомню, около двадцати различных картин.
И, конечно, фрегат все также выполняет свою главную функцию — он учебный парусник, который принимает на борт и обучает морскому делу всех желающих вне зависимости от пола, возраста, цвета кожи и национальности. За два десятилетия школу «Штандарта» прошли более 10 тысяч человек.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
— Интернациональные команды — тоже неплохо, — говорит Владимир Мартусь, — здесь и отличная языковая практика, и дружба, которая завязывается на годы. Но все же жаль, что проект в некоторой степени утратил социальную роль. Нынешних юнг не нужно воспитывать, это состоявшиеся люди. А вот ребята с улицы, которым некуда себя приложить, остались за бортом.
-Мы не берём пассажиров. В смысле, что пассажир сидит с коктейлем в шезлонге и смотрит, как матросы работают. Все люди, что приходят на «Штандарт», принимают на себя обязанности матросов. Сейчас, в наше время, мы принимаем на борт до 40 человек. У Петра Первого, учитывая, что это был боевой корабль, на борту было порядка 150 человек. Надо понимать, что сто, сто десять  человек, это  солдаты , канониры, артиллеристы и около 40 человек – матросы, те кто дергал веревки. В условиях битвы этого количества человек хватало, чтобы управлять судном в самых тяжелых боевых условиях, разворачивать корабль, ставить и убирать паруса. Но, учитывая, что мир сейчас другой, не как в Петровские времена , то, к примеру из Питера в Англию мы гнали корабль всемером. А дей-трип для детской группы устраивали втроём. Отходили, ставили и убирали паруса, рассказывали ребятам, что к чему на борту и возвращались назад. Когда погода позволяет, много народу на корабле для управления не нужно.
Экипаж все время меняется. Любой желающий может стать членом команды «Штандарта», записавшись во временные матросы.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
Для меня важно – не позволить кораблю скатиться до уровня кабака с выпивкой, на котором будут кататься богатые дядьки за деньги. Корабль должен остаться учебным. Это моя принципиальная позиция.
Владимир Мартусь о том, кого ждут на «Штандарте»:
— В первую очередь человека, который изучил информацию о нашем проекте и принял решение: «Да, мне это интересно». Потому что «Штандарт» – это очень специфический корабль: здесь и спать приходится в гамаках, как в XVIII веке, и вкалывать на палубе. Здесь такие стандарты. У Веллера я вычитал замечательную мысль: «Быть счастливым – это уметь хотеть, знать, чего хочешь, и добиваться желаемого». Вот если ты по‑настоящему хочешь попасть на «Штандарт» – приезжай.
Матросами на фрегате могут стать даже дети-подростки (с родителями), верхней возрастной планки у волонтеров нет.
Приезжая на судно, каждый подписывает соглашение волонтера. Он обязуется участвовать во всех корабельных работах и при этом полностью несет ответственность за свою жизнь.
Новичок, оказавшийся на корабле, с первого дня стоит за штурвалом, готовит еду в камбузе, ставит паруса, залезая на корабельные мачты.
Корабль полностью управляется вручную. На нем есть капитан, постоянная команда – вахтенные офицеры, опытные люди, которые много лет ходят под парусами на «Штандарте», и есть команда волонтеров, которых офицеры учат, как управлять кораблем.

«Штандарт» почти всегда ходит под парусами. Но есть на нем и два двигателя, которые включают, если кораблю нужно зайти в порт или в полный штиль, когда нужно идти, а ветра нет. Правда, ходить по морю с включенным движком очень дорого: час движения по штормящему морю обойдется примерно в 50 евро – стоимость горючего высока.
На корабле восемь действующих пушек, из которых, заходя в порты, команда корабля дает салют. Одна из пушек сделана в эпоху Петра I. Светло-бежевые паруса на корабле сшиты не из парусины, а из специальной синтетической ткани, сделанной «под парусину».
На корабле день разделен на временные отрезки – каждый по четыре часа, – которые называются вахтой. Вахта – определенный круг обязанностей, распределенный между группами волонтеров от семи до 10 человек. Например, одна вахта целый день готовит еду на 30 человек, другая весь день драит деревянную палубу, смачивает ее водой из брандспойта, чтобы дерево не рассохлось и палуба не протекала. Третья вахта прибирает в гальюнах, пылесосит, наводит чистоту. При этом все вахты принимают участие в управлении кораблем – стоят за штурвалом и залезают на мачты. На корабле есть фок-мачта, грот-мачта и бизань-мачта.
ПОРТРЕТ КОМАНДЫ «ШТАНДАРТА»
Из интервью с Владимиром Мартусем:
Большая часть нашего экипажа, это участники из России, очень много ребят с Украины, все больше и больше приезжают из Беларуси. Пока ходим по Европе,  к экипажу присоединяются как волонтёры, так и платные практиканты из Евросоюза. Франция, Голландия, Норвегия, Дания, Англия, много немцев. И это всегда здорово, потому что на борту пересекаются разные языки и культуры, можно поговорить, узнать, как люди в других странах живут, и таким образом происходит интересное общение в  наших  интернациональных экипажах.
На «Штандарте» собираются люди из разных стран, а иногда и из разных частей света, как, например, Мэл из Австралии.
— Я приехала к друзьям в Германию, и мы вместе решили записаться на «Штандарт». Я тут недавно, но уже чувствую, что однажды вернусь, чтобы остаться подольше. 
Здесь у каждого своя история и причина, почему он решил пойти в море. Даша Филимонова больше шести лет работала ветеринаром в Москве. А потом решила поменять жизненный курс и сбежала в море. На корабле она всегда чем-то занята: часами пропадает на мачте или в машинном отделении, усердно изучает морскую науку и мечтает стать профессиональным моряком.
— Мне говорили, что будет трудно, что корабли — это почти цыганский образ жизни, — вспоминает Даша. — Но море и полет паруса очень близки мне по духу, моя душа стремится, как парус, вслед за ветром, я чувствую, что корабли и море — это моя стихия. 
А капитан «Штандарта» Владимир Мартусь большую часть года проводит на борту.
— Для меня самое важное здесь — это свобода. Свобода принимать решения. Если мне нравится фестиваль — я прихожу на него с кораблем, если не нравится — иду в другую сторону. Это мир, который создаешь своими руками.
Из интервью с Владимиром Мартусем:
— Почему люди раз за разом возвращаются на корабль?
— Наверное, потому что им нравится атмосфера «Штандарта». Я пытаюсь реализовать на борту тот идеал, которому меня учили ещё при коммунизме: от каждого по способностям, каждому – по потребностям. Стараюсь ставить задачи так, чтобы ребята сами брались за то дело, которое им по душе. Бывает, что‑то не идёт, потому что не находится человека, которому было бы это интересно. Но даже в этих условиях я не готов переходить на модель отношений «начальник – наёмник»: делай вот это, а я тебе буду платить деньги. Человек должен заниматься любимым делом. Если ему не нравится то, чем он занимается, человек будет несчастлив. Если человек несчастлив, он начинает транслировать это на всех вокруг. Поэтому лучше пусть что‑то будет не сделано, чем эта задача сделает кого‑то несчастным.
— Кто составляет основу профессионального экипажа?
— Это те люди, которые уже много лет с кораблём, супергерои, как я их называю. Их около восьми человек, они постоянно сменяют друг друга на борту, потому что у всех свои дела, семьи. Я как руководитель стараюсь делать всё, чтобы они тут оставались. Это нельзя назвать работой в полном смысле – в основном люди трудятся за идею. И на них тут всё и держится.
— Есть стереотип, что море – это мужское дело. Но на борту девушек не меньше, чем парней, а то и больше…
— У нас 60–65% экипажа – это как раз девушки. Они на романтику более податливые, чем мужчины. На самом деле, на «Штандарте» морское дело – это фон. Прокладка курса, постановка парусов, авралы – всё это второстепенно. Самое главное – это люди, отношения. Именно поэтому девочки на борту просто незаменимы, потому что они создают ту самую атмосферу.
— С одной стороны, на «Штандарте» оказываются люди, близкие по духу, которые пришли сюда за морской романтикой. С другой – все люди разные, со своими представлениями о жизни. Не случалось конфликтов на борту?
— Не принято здесь конфликтовать и ругаться. В этом специфика корабля: если ты человеку плохое слово сказал, оно здесь же и витает – и никуда от этого не денешься. Слава богу, все это понимают, и плохих слов здесь никто не говорит.+
— По вашему рассказу получается, что «Штандарт» – это идеальная, гармоничная модель человеческих отношений. Если её перенести на весь мир – как бы здорово мы все зажили!
— Интернет даёт мне возможность видеть мир вне корабля. Мне кажется, что сейчас в людях много озлобления. От этого нужно уходить. Мне бы очень хотелось сохранить на «Штандарте» этот дух, взяв всё лучшее от Советского Союза, от морского воспитания, традиций. Мы можем немного пофантазировать и представить, что в будущем настанет момент, когда такая модель отношений станет общепринятой и стандартной во всём мире. Не зря же наш корабль называется «Штандартом».
По словам Дениса Субботина, который 4 года подряд проводит свой отпуск на корабле, путешествие на «Штандарте» помогает многим волонтерам изменить жизнь:
– Я не раз видел, как люди, пришедшие на корабль, выбирались из жутчайшей депрессии, разворачивали свою жизнь на 90 градусов. В море понимаешь, что границы – лишь в голове, а мир бесконечен и бескраен. 
ЗАЧЕМ ЛЮДИ ХОДЯТ В ОКЕАН?
Свой ответ дает капитан яхты, совершивший трансатлантический переход. Думаю, что подобные чувства испытывает большинство любителей морских путешествий.
Источник: http://www.newkaliningrad.ru/aqua/ocean/?PAGEN_1=2
«Плыть себе, смотреть по сторонам, книжки читать, рыбку ловить, загорать. Отключить всякие Иридиумы и уйти в мир, где есть только правила Океана и твои. Жить двадцать дней своей жизнью, делать простую работу, есть простую пищу, радоваться простым вещам. Говорят, что мы так мало живем потому, что не можем справляться со стрессом. Если кидать камнями в собаку, она убежит. Мы никуда не можем убежать, и часто приходится стоять и терпеть.
Казалось бы, в океане стресса должно быть гораздо больше, чем в офисе. Шторма все-таки. Да, испытываешь страх, когда начинает задувать. Но ты идешь на скользкую, ходящую ходуном палубу и убавляешь паруса или меняешь на штормовые. И лодка снова идет нормально, и тебя сразу отпускает. Ты даже чувствуешь, что только что одержал маленькую победу. Не важно над чем, над океаном или над своим страхом. Но ты был напуган, ты сделал необходимое, и теперь ты победитель и ты в безопасности.
В офисе все не так. Можно месяцами долбиться головой в стену и жить в постоянной неудовлетворенности всем вокруг. Можно есть черную икру ложками и чувствовать себя неудачником от того, что не можешь купить себе даже небольшой реактивный самолет, а у всех уже есть. И твоя женщина (не удержусь, украду из «Камеди клаб») будет спрашивать, долго ли вы еще будете «летать в бизнес-классе, как лохи»?
Цивилизация навязывает нам очень много фальшивых ценностей. И можно быть сто раз умным и понимать все это, но от этого не убежать. Как сказали в «Бойцовском клубе», мы ходим на работу, которую ненавидим, чтобы купить вещи, которые нам не нужны.
А здесь ты радуешься, что нет травм, что нет поломок. Что еще один день пережит, и все нормально. Радуешься яблоку, что его удалось сохранить. Радуешься, что тебя сейчас сменят у штурвала. Радуешься, что рыба хоть и жестковата, и суховата, но ведь сами ловили и сами жарили — а завтра она у нас вообще супер будет! Крышкой не накрываем, жарим в два раза меньше.
И есть простые вещи, есть простые радости, и 99% той ерунды, что беспокоила меня на берегу, я абсолютно забыл. Если меня сейчас что-то беспокоит, то я иду, проверяю и успокаиваюсь. Может быть, за это люди и любят ходить в Океан. За возвращение к простой, естественной жизни, которой нам так не хватает на берегу.»
«Море — это всё! Оно покрывает собою семь десятых земного шара. Дыхание его чисто, животворно. В его безбрежной пустыне человек не чувствует себя одиноким, ибо вокруг себя он ощущает биение жизни.» 
Жюль Верн
Вы тоже можете отправиться в морское путешествие на настоящем паруснике и на какое-то время стать членом команды «Штандарта»:
-Самое простое, сайт: www.shtandart.ru. Есть его версии на английском и немецком языках. Кнопочка «Хочу участвовать в плавании»,  и там открывается график движения , существующие возможности и вся-вся информация о том, что можно и что нельзя, что с собой брать,  и как это путешествие  будет проходить. Внимательный читатель оттуда подчерпнёт все необходимые сведения о проекте. Это самое простое. Можно даже не искать личного контакта со мной, как с капитаном или с нашими менеджерами, уверен, что на 98% вопросов на сайте есть ответы. А если увидите «Штандарт» в порту, приходите на борт, поговорите с нами, мы обо всём расскажем, покажем,  и вы своими глазами посмотрите на корабль. Поверьте,  это лучше чем любые картинки в интернете.
Владимир Мартусь
Сайт «Штандарта»: https://www.shtandart.ru
Источники информации для статьи:
http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/939/
https://udarnik-truda.livejournal.com/38628.html
https://roman-novoselov.livejournal.com/155769.html
https://spbboats.ru/all-about-the-scarlet-sails-st-petersburg/
https://www.korabel.ru/news/comments/kuda_ushel_shtandart.html
https://www.svoboda.org/a/24188113.html
https://rg.ru/2014/06/20/reg-szfo/standart.html
Если вам понравилась статья, пожалуйста, расскажите о ней вашим друзьям, нажав на кнопочки социальных сетей, расположенных под статьей. Им она тоже может быть очень полезна.
Если то, о чем рассказывается в статье, вас тронуло, оставьте, пожалуйста, ваш комментарий. Мне очень важна ваша обратная связь.
P.S. Если  вы готовы от чтения перейти к действиям, чтобы начать жить Жизнью своей мечты, стать счастливее и получить реальные результаты в своей жизни в виде реализованных желаний и достигнутых целей, я приглашаю вас:
— на курс «Перезагрузка жизни в Жизнь мечты», на котором вы разберетесь с собой и своей жизнью и начнете делать целенаправленные действия по трансформации вашей текущей жизненной ситуации в Жизнь вашей мечты во всех важных для вас жизненных сферах: здоровье и красота, отношения с близкими людьми, любимое дело, финансовое благополучие, чувство счастья и внутренняя гармония т.д.
— в коучинговую программу «Экспресс-перезагрузка жизни», если вы хотите поработать над изменениями в своей жизни с моей профессиональной помощь и поддержкой.
Создавайте Жизнь своей мечты и будьте счастливы! До встречи на курсе или в коучинге!
 С верой в вас и ваш безграничный потенциал, лайф-коуч Наталья Аряева.
Поделитесь своим мнением:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.